«ВСЁ ЭТО — Я»

Леон Агулянский — врач-уролог, писатель, драматург, член CП России и Союза русскоязычных писателей Израиля, член Гильдии драматургов России и Гильдии драматургов США, лауреат литературной премии им. А. П. Чехова (2009)

Леон Агулянский

ВСЁ ЭТО – Я

Пьеса в двух действиях

для детей и юношества

Copyrights by Leon Agulansky

А н н о т а ц и я

Ученик выпускного класса совершает путешествие во времени, используя генетическую память. Опыт предыдущих поколений меняет его мировоззрение, отношение к себе и окружающим, позволяет сохранить любовь.

     Пьеса для пяти актеров: четверо мужчин, одна женщина.

     В некоторых сценах возможно использование массовки.

     Наше время. Июнь, накануне выпускного вечера в школе.

     Место действия: город России.

Действующие лица

Пять актеров. Каждый играет несколько ролей

М а к с – 17-18 лет, школьник.

Ф а р и д а҅ – 17-18 лет, школьница, чеченка.

Д е д — дед Макса 70 лет, историк-пенсионер.

А р с е҅ н – 17-18 лет, школьник, дагестанец.

З а м и҅ р – 17-18 лет, школьник, дагестанец.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Сцена Первая

     Тихий уголок городского парка, вечер.

     Арсен, Замир в правой части сцены стелют коврики на землю, собираются молиться. Арсен смотрит на часы.

     З а м и р.  Должен быть выход. Надо подумать.

     А р с е н  (цинично).  Должен. Всех обзвонил. Всех обошел. Нет у людей таких денег.

     З а м и р.  Может, Карим соберет что-то.

     А р с е н  (цинично). Карим. Правильно мама не хотела отпускать его. Раньше на Скайп выходил. Уже три месяца…

     З а м и р.  Совсем ничего? А друзья его?

     А р с е н.  Теперь всё на мне.

     З а м и р.  Может, они в таком месте, где связи нет.

     А р с е н  (цинично).  В таком месте. В плену или вообще…

     Из правой кулисы появляется Фарида. Движется вдоль сцены. Арсен догоняет ее, идет рядом, пытается заговорить (нам не слышно), ведет себя уважительно, но настойчиво. Фарида мотает головой. Ей этот разговор неприятен. Торопится уйти. Исчезает в левой кулисе. Арсен остается. Он разочарован. Возвращается к Замиру.

     А р с е н  (указывая на коврики, Замиру). Давай. Пора.

     Из левой кулисы появляется Макс с наплечной школьной сумкой. Идет насвистывая. Видит Арсена и Замира. Останавливается, замолкает. Разворачивается, снова демонстративно насвистывает, шагает в направлении Арсена и Замира.

     А р с е н  (Максу). Куда это? Эй, неуважаемый?!

     Макс продолжает идти, не оборачиваясь.

     З а м и р.  Не понимает, клянусь! Игнорирует, да!

     А р с е н  (кричит). Сюда иди! Или тебе по-дагестански объяснить?

     М а к с  (останавливается, оборачивается к ним). Замир…

     А р с е н.  Молодец, слушай, выучил.

     М а к с.  Замир, это, вроде как, «за мир».  Так что, салам алейкум, вам и аривидерчи, короче, чао! (Поворачивается, шагает прочь.)

      Арсен и Замир догоняют его, тащат на середину сцены, швыряют од одного к другому – показывают «пятый угол». Замир захватывает Макса за шею сзади.

     З а м и р.  Мое имя означает «сердце».

     М а к с.  Ты береги его. Пригодится… для любви.

     А р с е н  (бьет Макса кулаком в живот). А меня зовут Арсен.

     М а к с.  Я помню.

     А р с е н.  Это означает «храбрый».

     М а к с.  «Храбрый», скажи «Сердцу», отпустить, больно.

     З а м и р  (отпускает Макса, тот падает, поднимется). Тебе говорили, «не ходи здесь», да?

     М а к с.  Я всегда здесь хожу.

     З а м и р.  Не поумнел! Зачем нехорошо поступаешь, да?

     М а к с.  Я всегда здесь хожу, с детства, с рождения.

     А р с е н.  Мы тоже родились здесь, прикинь!

     М а к с.  Жесть! Ну, и чё теперь?

     З а м и р.  А вот, чё. Чё бы тебе не отвалить в Китай к папе с мамой? И деда своего в придачу. По дороге «сяо-ляо» выучишь.

     М а к с  (устремляется на Замира, но тот, угрожая

Кулаком, останавливает его. После короткой паузы). Я подумаю.

     А р с е н.  Ай, молодец! Иди домой, сядь и подумай.

     М а к с  (пятясь назад). Я подумаю. Непременно подумаю. Клевая идея походу. Спасибо! Крутняк. Правда. Сто пудов. Ассалам алейкум, кунаки! А чё бы вам дома не помолиться?!

     Арсен и Замир устремляются к Максу, тот устремляется прочь, сталкивается с появившейся навстречу Фаридой, сбивает ее с ног, помогает подняться. Фарида обнимает его, повернувшись спиной к дагестанцам. Пауза.

     Ф а р и д а  (повернувшись к дагестанцам). Прекратите! Стыдно!

     З а м и р  (подняв палец вверх). Э-э-э!

     А р с е н.  Ладно. Пошли. (Шагают прочь, останавливаются. Указав пальцем на Макса, затем на Фариду.) Не смей! Нехорошо это. Неправильно! (Уходя, про себя.) Нехорошо. Неправильно. Нехорошо. Неправильно. (Забирают коврики. Исчезают.)

Пауза.

     Ф а р и д а.  Извини, помешала вам.

     М а к с  (усмехнувшись). Ничего.

     Ф а р и д а.  Чё это было?

     М а к с.  Места не хватает. Тесно. Хотят в Китай меня…

     Ф а р и д а.  Китай уже и так здесь. (Пауза.)

     М а к с.  Чем пахнут твои волосы?

     Ф а р и д а.  Не проводишь меня?

     М а к с.  Могу, но…

     Ф а р и д а.  Если ты ранен, я понесу тебя. (Смеется.)

     М а к с.  Ты это… следишь за мной?

     Ф а р и д а.  Хотел сказать: «бегаешь за мной»?

     М а к с.  Ты хорошая, добрая. Но, понимаешь…

     Ф а р и д а.  Ну, вот опять. Родители каждый день…

     М а к с.  Выносят мозг?

     Ф а р и д а.  Может, (указывая туда, где исчезли дагестанцы.) боишься?

     М а к с.  Задолбают в любом случае, не здесь, так в школе.

     Ф а р и д а.  Они в школе давно не появляются.

     М а к с.  Ничего, я… (Взмахнув кулаком.) Я! (Тихо.) Что-нибудь придумаю. (Фариде.) Тоже родилась здесь?

     Ф а р и д а.  Нет. Мы бежали из Грозного. Жили в Ростове, потом – сюда.

     М а к с.  Извини, мне пора.

     Ф а р и д а.  Проводить? А то пристанут.

     М а к с.  Типа, оскорбила?

     Ф а р и д а.  Обижаться – удел горничных.

     М а к с.  Проехали. Ладно, бывай!

     Ф а р и д а.  Пока.

     М а к с  (оборачивается, уходя). Ты, прости меня, ладно? (Исчезает.)

     Ф а р и д а  (про себя). Я-то прощу, а вот, ты сам… (Исчезает).

Сцена вторая

     Квартира Макса и его деда.

     Дед за чаем в кресле у стола читает книгу.

     Появляется Макс. Раздраженно швыряет сумку.

     Д е д.  Надеюсь, внутри – ничего хрупкого?

     М а к с.  Дед, прости, типа, не до юмора.

     Д е д.  Сочувствую. Рыдать, извини, не могу. (Показывает на глаза.) Лекарство закапал. Макароны, пардон, спагетти с колбасой?

     М а к с.  Сыт.

     Д е д.  Хотел сказать: «Сыт по горло».

     М а к с.  Дед, я прошу тебя!

     Д е д  (подлизываясь). А рассказать дедушке? Дедушка поймет. Дедушка…

     М а к с.  Давно живет.

     Д е д.  А тебе жалко?

     М а к с.  Дед, фильтруй базар!

     Д е д.  Не будет дедушки, кто макароны пожарит?.. С колбасой?! (Тихо.) Кто выслушает, кто умный совет… Нет, нет, зачем совет? Вы же умнее нас. Только вы-слу-шать и (показывает «молчок».)

     М а к с.  Дед!

     Д е д  (спешит добавить). Без оценок, комментариев, лайков… смайликов. Ну-у?

     М а к с.  Макароны с яйцом?

     Д е д.  Сделаем. Кстати, Фарида заходила. Говорит, мобильник твой не…

     М а к с.  И что?

     Д е д.  Приятная девушка. Вежливая. Похоже, из хорошей семьи.

     М а к с.  Ага. Отец «бомбит» на раздолбанном «Жигуле», мать… А-а-й, мать вообще, где-то тряпкой — по полу.

     Д е д.  Я же говорю, из хорошей семьи. Лучше, чем дипломаты – улетят куда-подальше, и…

     М а к с.  Дед, работа у них. Работа.

     Д е д.  Работа?! Китайцам родину продавать! Вот их работа! (После короткой паузы.) Ладно. Руки мой. Я быстро (выходит со сковородой в руке.)

     М а к с.  Дед!

     Д е д  (появляется).  Что, родной?

     М а к с.  Ты ее это… не пускай больше.

     Д е д.  Ни фига себе… и тебе!

     М а к с.  Не надо ей… в наш дом…

     Д е д.  Стоп! Пауза! Фриз!

     М а к с.  Макароны не пригорят?

     Д е д.  Что значит, «наш»?

     М а к с.  Дед, ну, конкретно, жрать охота.

     Д е д.  Квартиру я получил от государства. Дом строили немецкие военнопленные. Прописка? Так это бумажка. Понимаешь, бу-ма-га!

     М а к с.  Пейпер.

     Д е д.  Ага. Туале҅тн папи҅р.

     М а к с.  Сделал приватизацию, нора – твоя. Макароны, тоже. И колбаса. Давай!

     Д е д.  Жилплощадь моя? Может, и воздух мой, вода в кране, свет в люстре, рассвет за окном?

     М а к с.  Забыл принять лекарство.

     Д е д.  Надо создать лекарство от глупости! Кроме воспоминаний и мыслей, слов и поступков ничего моего нет и быть не может! Ничего, понимаешь?

     М а к с.  Дед, она чеченка. И, конкретно, не нравится мне. Просекаешь?

     Д е д  (иронично). Чеченка, цыганка, еврейка, — беда невелика. Не нравится, — другой коленкор.

     М а к с.  Дед, ты выедаешь мозг!

     Д е д.  Я свинину не ем. Макс, ты принял решение – не принимать решения. Но ты уже взрослый и решать придется, хочешь или нет. И слушать надо только свое сердце, а не голоса вокруг!

     М а к с.  Дед, ты конкретно(!) меня нагрузил.

     Д е д.  Не переломишься.

     М а к с.  Макароны будут?

     Д е д.  Смотри не подавись (исчезает, возвращается со сковородой, резко ставит ее на стол.)

     М а к с.  Не сердись, дед. Ну, дед! Хорэ. (После короткой паузы.) Я в тебя пошел: в бубен дать не умею, ростом не вышел.

     Д е д  (цинично). Виноват. Прости. (После короткой паузы.) «Дать в бубен», это что, дело? Работа?! (Показывает на голову.) Отсюда, отсюда работа должна начинаться! (Усмехается.) «В бубен». Шаман тоже мне. (После короткой паузы.) Кто тебе сказал, что все должны рождаться большого роста и одинаково прыгать через козла?

     М а к с.  Ничего. Я их по одному возле школы. Или с ребятами соберемся…

     Д е д.  Чего собираться-то. Вон скинхеты на мотодрынах собрались уже. Иди. Могу башку побрить тебе? Не хочешь?

     М а к с.  Дед, у тебя, ведь, пистолет в сейфе…

     Д е д.  Ишь, ты! Автомат не хочешь?

     М а к с.  Таскать хлопотно. (После короткой паузы.) Дед. А, Дед. Я, ведь твой сейф могу (показывает «открыть»). В Итернете объяснюха есть.

     Д е д.  Нет, брат. Пистолет это доверие, ответственность. Доверие заслужить надо. А для этого (показывает на голову, дескать «думать».)

Пауза. Дед расстроен.

     М а к с. Да, ладно, дед, чего ты? Заподло҅, просто. Понаехали! Расплодились!

     Д е д.  Трудятся.

     М а к с.  Теперь нас-русских походу выдавливают.

     Д е д  (задумчиво). Выдавливают. (После короткой паузы). А ты, значит, русский?

     М а к с.  Да, прикинь! Говорю по-русски, думаю по-русски, читаю по-русски.

     Д е д  (после короткой паузы).  Читаешь?!

     М а к с.  В школе заставляют – русскую литературу, прикинь.

     Д е д.  Это здорово! Кул! Вау! Респект! Только Пушкин – африканец, Лермонтов – шотландец, еще капнем?

     М а к с.  Может, давление померю тебе? (Указывает на сковороду.) Будешь?

     Д е д.  Расскажу такое, про макароны забудешь. (После короткой паузы.) Был у нас на кафедре доцент. Фамилия тебе не понравится. (Иронично.) Ты же русский. Потратил жизнь на доказательство генетической памяти. По его теории в генах человека, кроме формы носа, цвета глаз и волос, содержится опыт наших предков.

     М а к с.  Дед, это отстой!

     Д е д.  Отстой, настой, застой… Постой. Отчего маленький ребенок боится страшного зверя, даже нарисованного? Ведь он его никогда не видел. А? Задвинул я Вас?!

     М а к с.  Один : ноль.

     Д е д.  Давида с этой идеей терпели до поры, до времени. Но когда он заявил, что человек может научиться считывать записанное в генах…

     М а к с.  Типа, жесткий диск.

     Д е д.  И путешествовать во времени, испытывая эмоции своих предков, упрятали в психушку.

     М а к с.  Жесть!

     Д е д.  Его записи…

     М а к с.  Да, ты что?!

     Д е д.  Ага. Остались у меня.

     М а к с  (указывая в сторону). Толстая папка на завязках.

     Д е д  (показывает «молчок»). Но я «езжу на Пежо и не жу-жу». И ты не жужжи. Но девушке твоей, Фариде҅ – можно.

     М а к с.  Не моя она, дед, не моя!

     Д е д  (садится в кресло. Говорит вяло, засыпая). Я не ходил и тебе не советую.

     М а к с.  Куда, дед? Куда?

     Д е д.  Ешь сам. Придавлю чуток.

     М а к с.  Дед! Ты что, на самом интересном! Не тормози, дед!

     Д е д.  Помнишь линию электропередач, ручей? Мы с тобой за мотылем для аквариума ходили. Ты еще ноги промочил.

     М а к с.  Так, это… недалеко совсем.

     Д е д  (усмехнувшись). Недалеко, говоришь. Н-да. В ложбине ручей протекает через бетонную трубу. Над ней мостик. Вообще это место аномальное, возможно, из-за линии электропередач. Так вот. Пройдя через трубу, можно открыть «жесткий диск» своих генов. Не я, это он говорил. Все. Устал. Ешь. Не жу-жу, не жу-жу, не жу-жу. (Засыпает.)

     Макс уходит в кулису, возвращается с толстой папкой в руках, открывает, читает, перелистывает. Пауза. Встает, находит резиновые сапоги. Обувается в них. Уходит. Возвращается. Берет со стола сковороду, вилку, быстро поедает макароны. Возвращает сковороду на стол. Уходит. Раздается звонок в дверь. Щелчок замка. Макс отступает назад, давая войти Фариде.

     Ф а р и д а  (радостно). Привет! Можно?

     М а к с  (радостно). Ой, привет. Ты… это…

     Ф а р и д а  (улавливая запах).  Макароны с колбасой.

     М а к с.  Ты не вовремя. Мне надо идти. И вообще…

     Ф а р и д а.  Подумай, может не стоит грубить.

     М а к с  (указывая на спящего деда).  Вон, историк продрыхнется, ему и вкручивай. А мне пора. Извини.

     Ф а р и д а  (глядя на резиновые сапоги Макса). Где удочка?

     М а к с.  Сетями будем ловить.

     Ф а р и д а.  Погода неважная. Ветер.

     М а к с.  Самое то. (Смотрит на часы.) Ну, так…

     Ф а р и д а.  Отец Арсена говорил с моим отцом. Они уже все решили. Но я…

     М а к с  (после короткой паузы). Я говорил тебе, не нужно…

     Ф а р и д а.  Почему люди все усложняют?

     М а к с.  Фарида… Я имя твое неделю учил, прикинь!

     Ф а р и д а.  Это приятно.

     М а к с.  Мы с тобой разные. И вообще.

     Ф а р и д а.  Имя поменять можно. Человека – нет. (После короткой паузы.) Я отстану от тебя. Знай только, я бы… (Почти плачет.) Никогда. Прости. (Собирается уходить.)

     М а к с  (останавливая ее, оглянувшись на спящего деда). Слушай… Да, погоди ты! Ну, стой! Я иду в прошлое. Путешествие во времени.

     Ф а р и д а  (оглядев Макса с головы до пят). Детский сад.

     М а к с.  Это опасная тайна, но дед… Неважно. В инструкции написано: вернуться можно, коснувшись огня. А на другой странице, мол, возвращаться не надо, ты там и здесь одновременно.

     Ф а р и д а.  Иди. Я буду ждать. Тебе все равно. А я буду ждать. Возвращайся. (Пауза.) Огонь. Зачем огонь? Вот. (Снимает с шеи маленький амулет на тесемке. Пытается повесить ему на шею. Макс отказывается.)

     Д е д  (сквозь сон). Беррри, дурррила. Подаррренное от серррдца, имеет магическую силу. Беррри. (Засыпает.)

     Макс принимает и сжимает в кулаке амулет.

     Ф а р и д а.  Провожу (усмехнувшись.) на стартовую площадку. Дальше – ты один. (Смеется.) Мне папа не разрешит. Космонавт, ты – астронавт. (Идут к выходу.)

     Д е д  (проснувшись). Куда рванул-то?

     М а к с.  Пистолета не видать. В секцию бокса запишусь.

     Д е д.  Последние мозги отобьют. Нечего выедать будет (Засыпает.)

     М а к с  (Фариде). Мне не все равно.

     Макс и Фарида уходят. Музыка. Гаснет свет.

Сцена третья

     Пещера древнего человека. Звуковой ряд создает ощущение присутствия множества людей. В центре на возвышении – вождь племени (Дед), справа – его сын (Арсен), слева в облике его дочери – Фарида. Внешний вид говорит о привилегированном положении детей вождя. Перед ними крутится шаман (Замир) с бубном в руке.  

     На авансцене – Макс. Он должен быть сразу узнаваем.

     Гром. Ливень.

     В о ж д ь  (жестом требует к себе шамана, тот приближается. Шаману).  Я привык ложиться и вставать, под голос ручья. Он всегда бежал из стены (указывает.) Где моя вода?!

     Ш а м а н.  Я просил духов. Они послали дождь. Снаружи полно воды. Трещина у входа, наверняка, заполнилась.

     В о ж д ь.  Вот, пойди и принеси нам воды. Ну!

     Слышен рев медведя.

     В о ж д ь.  Что? Боишься? А ты не бойся. Выберем нового шамана.

     С ы н  в о ж д я.  Медведь утащил самых лучших. Ждет остальных.

     Д о ч ь  в о ж д я.  Это злой дух. Он убил наш ручей и теперь хочет убить нас.

     В о ж д ь  (Шаману). Мой сын прав. Иди – уговори злого духа оставить нас. Ну?!

     Шаман идет к выходу из пещеры. Слышно негромкое рычание медведя. Шаман бьет в бубен, напевает заклинания, исполняет ритуальный танец. Его действия прерываются громким рычанием медведя. Шаман отскакивает, падает.

Пауза.

     Гром. Шум дождя.

     Шаман подходит к стене, пытается собрать влагу, пробует на вкус.

     С ы н  в о ж д я  (вождю). Зверя можно одолеть. Надо окружить, измотать его.

     В о ж д ь.  Окружить не получится. У входа нет места. Несколько шагов и – пропасть. Разлом в скале пропускает только одного. Забыл?!

     Д о ч ь  в о ж д я.  Зато медведь не пролезет. (После короткой паузы. Вождю.)   Беды начались, когда ты, отец, захватил пленников (указывает в зал.)

     В о ж д ь.  Не знаю, откуда они взялись у реки. (Кричит.) Это мой берег! Моя река! Мой лес!

     Д о ч ь  в о ж д я.  Твоя пещера.

     В о ж д ь.  Моя! Подохну без воды, станет вашей. (Пауза.)

     Шаман подходит к выходу из пещеры, стучит в бубен, произносит заклинания. Слышится громкий рев медведя. Шаман опрокидывается на землю. Пауза.

     С ы н  в о ж д я.  Вот. Вот! Злой дух требует шамана. (Вождю.) Отец! Как я сразу не…

     В о ж д ь  (останавливает его жестом).  Я решаю, кому жить, а кого отдать духам! (Слышен рев медведя. Все замирают. Пауза.)

     Ш а м а н  (вождю).  Владыка, дай мне, позволь, владыка!

     Вождь жестом велит шаману говорить

     Шаман бьет в бубен, напевает заклинания, Постепенно уменьшает звучание бубна, затихает. Пауза. Шаман тихо стучит в бубен, задавая ритм словам.

     Ш а м а н.   Давно-давно. Давно-давно мы искали воду. Шли на водопад, бьющий из стены. Дети нашли вход. В пещере текла река. Ногам было холодно. Мужчины пробили желоб в полу и загнали реку туда. (Пауза.) Духи разгневались. Налетела буря. Вода стала мутной и потом исчезла. Шаман полез на гору – разговаривать с духами. Гром оглушил его, вихрь унес бубен. Очнувшись, он нашел трещину, забитую грязью. Раскопал ее. Ручей ожил. Ручей ожил. Ручей ожил. Ручей ожил.

Пауза.

     С ы н  в о ж д я  (смотрит на вождя вопросительно, тот кивает. Максу). А ну, просыпайся! (указывая в зал.) Выбери из пленных мужчин покрепче. Возьмете ствол дерева– пробьете дорогу воде там в стене. Быстро!

     Макс встает, торопится за кулисы. Появляется у входа в кулисы. К нему подходит шаман с бубном в руке.

     М а к с  (командует). Взялись с двух сторон! Подняли! По команде, давай!

     Шаман громко ударяет в бубен, задавая ритм. Слышен треск дерева. Макс разочарованно махает рукой.

     В о ж д ь  (кричит). Хватит! (Тихо.) Хватит. (Жестом приказывает Максу приблизиться. Тот повинуется).

     Сын вождя устремляется к Максу с каменным топором в руке. Вождь останавливает его жестом.

     Д о ч ь  в о ж д я.  Не убивай. Он понимает наш язык. Единственный из них.

     Вождь вопросительно вскидывает голову. Макс утвердительно прикладывает ладони ко лбу.

     Вождь жестом велит Максу говорить. Слышен рев медведя. Пауза.

     М а к с  (указывая в сторону шамана).  Он прав. Духи залепили грязью дыру в скале.

     В о ж д ь.  Так, пойди – откопай. Ну?! (Слышен рев медведя.) До рассвета. Как придет свет, тебя и остальных пленников – вон из пещеры. Пусть медведь обожрется!

     Слышен ропот многих голосов. Сын вождя вскакивает, угрожает в зал топором. Гомон стихает.

     В о ж д ь.  Когда придет свет, и ручей оживет, (показывает в зал.) Все захваченные станут членами племени.

      Слышен ропот многих голосов. Сын вождя вскакивает, угрожает топором. Гомон стихает.   

     В о ж д ь.  Если нет (указав в зал, жестом показывает – «ножом по горлу») — все.

     Слышен ропот многих голосов. Сын вождя вскакивает, угрожает топором. Гомон стихает.

     Вождь жестом показывает Максу, мол, действуй.

     Макс жестом подзывает шамана. Рисуя камнем на полу, объясняет конструкцию. Они связывают ремешками две толстые ветви параллельно. Шаман разделяет ветви в середине. Макс вставляет распорки между ветвями, получается большого размера деревянный капкан. Его крепят на конец ствола, которым недавно чистили проход в стене.

    М а к с  (командует людям за кулисами, куда продолжается ствол дерева). Тихо! Взялись с двух сторон! Вперед!

     Ствол дерева с капканом толкают за кулисы. Слышно негромкое рычание медведя. Все замерли.

     Вождь знаком приказывает шаману действовать. Шаман ударяет в бубен, поет заклинания.

     Громкий рев медведя. Шест с капканом дергается вперед. Назад, вверх. Шаман ударами в бубен задает ритм. Присоединяются вождь племени и его дочь, берутся за ствол дерева.

     Рев медведя. Шум падающих камней. Шест вырывается из рук и исчезает за кулисой. Рев медведя отдаляется (при падении) и затихает. Пауза.

     Макс выходит их пещеры и возвращается с деревянным сосудом, полным воды. Вождь, его сын и дочь пьют, омывают лицо. Макс снова выходит из пещеры. Пауза.

     Шаман вблизи выхода стучит в бубен, напевает заклинания. Останавливается. Прислуживается – тихо.

     Слышны ликующие голоса. Вождь с дочерью недовольно переглядываются.  

     В о ж д ь  (кричит). Хватит! Довольно!

     Ликование продолжается. Вождь жестом командует сыну. Тот делает выпад в сторону зрительного зала, угрожает дубинкой. Голоса стихают.

     Слышен шум отвалившихся камней. Затем журчание воды. После короткой паузы нарастают ликующие голоса.

     Шаман смотрит на бубен. Жалеет, что вода появилась не после его заклинания.

     Появляется Макс. Звучат хвалебные возгласы.

     Сын вождя жестом спрашивает отца, мол, что делать теперь? Тот отмахивается, дескать, неважно.

     Шаман разочарован. Его авторитет уничтожается на глазах. Подходит к сыну вождя. Жестикулируя, неслышно говорит. Сын вождя удивлен, но слушает дальше с интересом. Кладет руку на плечо шаману – знак, что понял, одобряет. Спешит к вождю и его дочери. На фоне ликования жителей пещеры не слышен их диалог. Ясно, что вождь не согласен. Сыну с дочерью удается его убедить.

     В о ж д ь  (встает, кричит).  Тихо!

     Ликование продолжается. Вождь подает знак сыну, тот встает с топором в руке, не успевает приблизиться к авансцене, голоса стихают.

     В о ж д ь.  Пленники, вождь держит слово. Вы свободны.

     Слышно ликование толпы. Постепенно затихает. Макс знаком благодарит вождя. Тот знаком отвечает «чем могу».

     В о ж д ь.  А теперь убирайтесь! Вон отсюда!

     Слышен ропот многих голосов.

     В о ж д ь.  Выход (указывает.) там.

     С ы н  в о ж д я.  Не забудьте, у входа узкая площадка, потом – обрыв, куда (указывая на отца.) мы столкнули медведя.

     Ш а м а н.  Духи помогли нам.

     Слышен топот множества ног. Макс шагает за кулисы, но не скрывается в них.

     Д о ч ь  в о ж д я  (Максу.)  Ты остаешься.

     Макс останавливается, медленно поворачивается.

     Д о ч ь  в о ж д я.  Тебе повезло.

     С ы н  в о ж д я  (указывая на шамана). Духи приказали выпить твою кровь, чтобы стать умнее.

     Шаман ударяет в бубен. Пауза. Сын вождя осторожно приближается к Максу.

     Д о ч ь  в о ж д я.  Тебе повезло.

     Сын вождя набрасывается на Макса. Тот сопротивляется. Потасовка. Макса удается схватить и расположить лицом к залу. Шаман с каменным ножом в руке заходит сзади, ощупывает шею Макса. Обнаруживает талисман, оставляет на месте. Прислоняет нож к шее Макса.

     Из кулисы на сцену влетает ствол дерева с капканом. Присутствующие вздрагивают. Шаман роняет нож. Макс сбивает его с ног ударом локтя, срывает с шеи талисман, взмахивает кулаком с ним в воздухе. Гром, молния. Гаснет свет.

Сцена четвертая

     Макс – воин Золотой Орды. Вместе с еще двумя воинами (Дед и Замир) они полулежат на привале. В стороне – русские пленники мужчина (Арсен) и женщина (Фарида). Их руки привязаны к длинному шесту.

     П е р в ы й  в о и н  (М а к с).  Деревню окружить надо было. Почти все удрали в лес.

     В т о р о й  в о и н  (Д е д).  Мало нас – деревню окружать. В бою лучше скопом, чем один – на один.

     Т р е т и й  в о и н  (З а м и р)  .  Это верно. А то можно топор в спину получить.

     В т о р о й  в о и н.  Или вилы.

     П е р в ы й  в о и н  (указывает на одного из пленников).  Этот вон двоих оглоблей положил.

     Т р е т и й  в о и н.  И зубы мне выбил головой, собака!

     П е р в ы й  в о и н.  Повезло. Теперь вместо мяса кумыс будешь пить. До ста лет проживешь.

     Воины смеются. Третий воин подходит к мужчине пленнику. Жестом показывает: «Погоди, я тебя» – чертит пальцем по горлу. Собирается уходить. Пленник ногами захватывает его стопы, заставляет упасть. Остальные воины смеются. Третий воин вскакивает на ноги, в ярости выхватывает саблю, приближается к русскому, заносит саблю. Пленник плюет и попадает ему в глаза. Третий воин останавливается, одной рукой протирает глаза, машет саблей в воздухе. Остальные воины хохочут. Второй воин хватает третьего за одежду на плече и через подножку кубарем отправляет в компанию Первого воина.

     П е р в ы й  в о и н  (смеясь).  Зачем саблю. Зубами его, зубами!

     Хохочут. Успокаиваются. Пауза.

     В т о р о й  в о и н  (кивая в сторону пленников).  Крепкий мужик. Хозяин будет доволен. Девка тоже ничего. Похоже, себе заберет.

     Т р е т и й  в о и н.  Пока мы с мужиками рубились, бабы в лес убежали. Эта не успела, замешкалась чего-то. (Подходит у Фариде, уронившей голову на грудь, за волосы поднимает ее голову, обращая лицом к себе.) Эй, красавица, ноги больные, что ли? Бегать не можешь? Ай! (Отпускает ее волосы. Фарида роняет голову на грудь).

     П е р в ы й  в о и н.  Покормить надо. Не довезем.

     В т о р о й  в о и н.  Кого не довезем, сам будет ворон кормить.

     Остальные воины смеются.

     Макс подходит к Фариде, прислоняет свою флягу к ее губам. Та приходит в себя, пьет.

     Т р е т и й  в о и н  (Максу). Э! Ты чё делаешь, собака! До реки – целый день пути!

     П е р в ы й  в о и н.  Заткнись, шакал. Из-за тебя мне чуть руку не отрубили! Или ты хотел…

     Третий воин с ревом налетает на Первого. Плечом сбивает его с ног. Они дерутся. Второй воин криками подначивает. Дерущиеся выхватывают сабли.

     В т о р о й  в о и н  (кричит третьему воину). А ну, хватит! Тихо, я сказал! (Указывая на Первого воина.) Саблей тебе его не одолеть. Он лучший. Иди сюда! Сядь. Остынь. Все. (Кричит.) Все-о!

     Третий воин подчиняется. Первый воин приближается, садится рядом с остальными. Пауза.

     В т о р о й  в о и н.  Всем спать. (Первому воину.) Ты… (Жестом показывает: «гляди в оба» за пленниками и вокруг.)

     Первый воин патрулирует вдоль авансцены. Остальные воины засыпают. Он проходит около пленников.

     Ф а р и д а.  Спасибо.

     П е р в ы й  в о и н.  Вам надо поесть. (Роется в мешке.)

     Ф а р и д а.  Говоришь по-нашему?

     П е р в ы й  в о и н.  Моя мать тоже была пленницей. (Пауза.) Почему ты не убежала? Ведь могла…

     Ф а р и д а  (кивнув на русского пленника). Спрятала нашего ребенка в сарае. Не хотела, чтобы его воспитали в Золотой Орде.

     Русский пленник кивает.

     Ф а р и д а.  Надо вернуться. Пропадет без нас, (взглянув на пленника.) без меня. Он совсем маленький.

     Первый воин оборачивается на спящих воинов. Достает нож, режет веревки, освобождает пленников. Передает им свой мешок и флягу с водой. Пленники исчезают в кулисе. Макс, подскочив к кулисе, негромко свистит. Появляется русский пленник. Макс передает ему свою саблю.

     Воины просыпаются от свиста. Обнажают сабли, окружают Макса. У него в руке нож. В результате боя его схватывают, удерживают за руки. Второй воин прислоняет острие сабли Максу к груди. Макс ногой выбивает саблю у него из руки, ловким приемом заламывает руку Второму воину. Третий воин хватает с земли лук и стрелой, целится в Макса. Тот срывает талисман с шеи. Гром. Молния. Гаснет свет.

Сцена пятая

     Городской парк. Макс шагает к дому. Он еще не опомнился от увиденного. Садится на землю. Стягивает резиновые сапоги, вытряхивает из них воду.

     Появляются Арсен и Замир. Приближаются к сидящему на земле Максу.

     А р с е н.  Вай! Какие люди и без охраны!

     З а м и р.  Не случайно, клянусь. Не случайно.

     А р с е н.  Издеваешься? Некрасиво, слушай. Ай, нехорошо.

     Макс обувается, встает.

     А р с е н.  Так боишься, что описался?

     З а м и р.  Написал в сапожки, клянусь.

     А р с е н.  Зачем ты, здесь, слушай?

     З а м и р.  На свидание, да?

     А р с е н.  Ромео и Джульетта, клянусь. Взяли билеты в Китай? Денег нет? Одолжим.

     А р с е н.  Зачем одолжим, слушай, так подарим. Пусть едут. Я такси закажу.

     М а к с.  Да. Таксисты здесь одни ваши.

     А р с е н.  Ваши – наши, какая разница. Сел поехал. Аэропорт, регистрация, посадка.

     М а к с.  Заманчиво. Я подумаю.

     З а м и р.  Смеется, клянусь.

     А р с е н.  Это хорошо. Пусть смеется… пока.

     М а к с.  Обхохотался. Ну, все. Пока-пока. Чмоки-чмоки. До следующих встреч.

     А р с е н.  Молодец, да!

     З а м и р.  Нет, дорогой! Мы останемся. Джульетту подождем, да.

     А р с е н.  Пошутили и хватит. Если это опять Фарида, зарежем тебя как собаку.

     М а к с  (тянется к поясу как за саблей. Ее нет. Вытягивает с пояса ремень с тяжелой бляшкой). Меня уже резали… ножом каменным и саблей кривой. (Наматывает конец ремня на ладонь. Двумя ударами рассекает воздух. Улыбается.) По одному или всех разом? (Имитирует рев медведя, делает выпад в сторону троицы, те отскакивают.)

     З а м и р.  Вольтанутый, клянусь. Салом обожрался. Сало это (показывает на голову.) сосуды забивает.

     А р с е н.  Плохой совсем, эй. Давай «Скорую» тебе вызовем.

     М а к с.  Хорошая идея. В одну «Скорою» двоих лежа не возьмут. Бросается на них, они отступают, пятятся за кулисы.

     А р с е н  (кричит, удаляясь).  Погоди! Ты у меня не то, что без ремня, без штанов побежишь!

     Арсен и Замир исчезают.

     М а к с.  Без штанов. Да я(!) без штанов в одной шкуре медведя победил. (Имитирует рев медведя.)

Музыка. Гаснет свет.

А н т р а к т

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Сцена шестая

     По краям сцены Макс и Дед разговаривают по телефону.

     М а к с.  Алло, дед? Салам алейкум, вам!

     Д е д.  Шалом, шалом!

     М а к с.  Чего? Опять таблетки забыл принять?!

     Д е д.  Я не забыл. И ты не забывай… Ничего не забывай.

     М а к с  (смотрит на свои резиновые сапоги на ногах).  Здесь такое дело… Походу задержусь чуток. Ты сам там макароны, чай… Лады?!

     Д е д.  За мотылем ходил?

     М а к с  (ошеломлен, после короткой паузы). Буду после семи. Не волнуйся.

     Д е д.  Накопал мотыля-то?

     М а к с.  Все будет о’кей.

     Д е д.  Будь осторожен. В генах может быть все так запущенно. Ты ел?

     М а к с.  Да, не волнуйся, дед.

     Д е д.  Двадцать пять процентов энергии наших калорий использует мозг.

     М а к с.  Офигенно. Офигенно, дед.

     Д е д.  Мы кормим мозг, чтобы собирать информацию.

     М а к с.  Для кого? Для кого, дед? Плохо слышно.

     Д е д.  Выходит, для себя… в будущем…

     Слышен голос оператора: «Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети».

     М а к с  (про себя).  Двадцать пять процентов. Это же… (Смотрит на часы.) Не могу я сейчас домой! Извини, дед, не могу. Еще заход. Еще! (Исчезает.)

Сцена седьмая

     Испания, Мадрид, центральная площадь Пласа Майор. Полдень. На площади готовится казнь-сожжение еретиков – евреев, отказавшихся принять христианство.

     Под бой барабанов появляется Макс с двумя горящими свечами в руках, на голове – камилавка, из-под нее торчат пейсы. Сбоку его сопровождает охранник (Замир) в средневековой военной одежде (оружие по выбору режиссера). Слышно, как толпа скандирует: «Муэрте! Муэрте! Муэрте!» (Смерть).

     Замир привязывает Макса к столбу. Обкладывает столб хворостом. Смачивает жидкостью из бутылки и запихивает в хворост тряпку.

     Слышна барабанная дробь. За ней фанфары. Тишина.

     Г о л о с:  «Его Величество, король Филипп Второй Испанский!»

     Вновь слышны фанфары.    

     Появляется король (Арсен). Усаживается на кресло-трон.

     Т о л п а  с к а н д и р у е т: «Ви҅ва, эль рэй! Ви҅ва, эль рэй! Ви´ва, эль Рэй!» (Да здравствует, король).

     Вновь слышна барабанная дробь. К Максу подходит священник (Дед), разворачивает свиток. Барабанная дробь прекращается.

     С в я щ е н н и к  (читает с листа). Именем короля и католической церкви тебе дается право отречься от своей и принять новую, единственную веру Господа нашего. В случае отказа – смерть в огне. Это твое решение. Твоя участь. Твое самосожжение – а҅уто да фе!

     Слышна барабанная дробь.

     Т о л п а  с к а н д и р у е т:  «Муэ´рте! Муэ´рте! Муэ´рте!»

     Священник жестом прекращает барабанную дробь.

     С в я щ е н н и к  (Максу). Назови свое имя.

     М а к с.  Меир бен Яако҅в.

     С в я щ е н н и к.  Говори так, чтобы мы поняли.

     В толпе раздается хохот. Священник жестом восстанавливает тишину.

     М а к с.  Меир сын Джакобо.

     С в я щ е н н и к.  Джакобо? Упрямого старика мы казнили на прошлой неделе.

     Т о л п а  с к а н д и р у е т:  «Муэ´рте! Муэ´рте! Муэ´рте!»

     Священник жестом восстанавливает тишину.

     С в я щ е н н и к.  Сегодня тебе решать, принять христианскую веру или гореть. Итак. Перед лицом короля и Католической церкви согласен ли ты(!) отречься от своей веры.

     М а к с.  Веру не выбирают. С ней рождаются. (Пауза. Тишина.)

     С в я щ е н н и к.  Ну и дурак! Дурак! То҅нто! (Дурак). Чего тебе стоит?!

     М а к с.  Больше, чем жизнь.

     С в я щ е н и к  (указывая в зал, сочувственно). Смотри. Хотят, ждут твоей смерти. Пришли увидеть. Поглазеть(!) приперлись! Разочаруй их! Накажи их! Ну!

     М а к с.  Пусть радуются.

     Священник поворачивается к королю, мотает головой. Король медленно начинает хлопать в ладоши. Одобрительно кивает.

     Т о л п а   с к а н д и р у е т: «Браво! Браво! Браво!»

     Барабанная дробь. Священник знаком приказывает начать. Замир поджигает хворост. Появляется дым.

     М а к с  (кричит). Развяжите мне руки! Развяжите мне руки! Ла Ма҅нос, Ла Ма҅нос!

     С в я щ е н н и к.  Зачем тебе руки?

     М а к с.  Аплодировать королю за прекрасное зрелище.

     Священник оборачивается к королю. Тот кивает. Священник знаком указывает Замиру – освободить. Замир ножом разрезает веревку, освобождает руки Макса.

     Из зала или из кулисы появляется Фарида.

     Ф а р и д а  (кричит).  Твоя жена и дети бежали, слышишь, они далеко! Ле҅хос, Муй Ле҅хос! Огонь не спасет. Спасет твоя вера!  

     Макс срывает с шеи талисман, сотрясает им в воздухе. Гром. Молния. Гаснет свет.

Сцена восьмая

     Пустырь недалеко от бетонной трубы. Макс похлопывает по одежде, будто гасит огонь. Хочет нащупать камилавку на голове. Ее нет. Ищет пейсы. Их нет.

     М а к с.  Ни фига себе! Вот это история! Н-да! Что означает это имя? (Достает мобильник, ищет в Интернете.) Так Ме҅ир, Меи҅р – в переводе «сияющий». Генкиного деда тоже зовут Меир. Мы издевались над ним, дразнили. Почему? Он не обижался. Вот, уроды! Стыдно! Как стыдно! Теперь уже не исправить!

     На авансцене сидят Арсен и Замир. Макс проходит вдоль сцены, останавливается позади них. Пальцем имитирует выстрел из пистолета в затылок каждого. Слышит их разговор, прислушивается. Достает мобильник, записывает разговор, держа над их головами.

     З а м и р.  Опять «Скорая» была?

     А р с е н.  У мамы каждый день приступ. Укол сделали. Говорят, операцию надо, будто я не знаю. Денег нет. Платить надо сейчас.

     З а м и р.  На рынке быстро не заработаешь.

     А р с е н.  На тачке – тоже.

     З а м и р.  Занять.

     А р с е н.  Занять можно. Отдавать придется. (Пауза.) В Сирию поеду – воевать. Они платят хорошо.

     З а м и р.  Арсен, никто тебе вперед не заплатит. Зачем платить солдату, которого завтра могут убить?!

     А р с е р.  До Стамбула надо добраться, а там…

     З а м и р.  До Стамбула. Карим ваш, добрался. Где он теперь?

     А р с е н.  Меня обещали связать с нужными людьми. Они помогут.

     Мобильник Макса издает звуковой сигнал. Арсен и Замир оборачиваются. Макс прячет мобильник в карман.

     А р с е н  (указывая на Макса). Глядите, да!

     З а м и р.  По жизни нас сопровождает, клянусь. Может, возьмем его в нашу компанию.

     Арсен и Замир встают.

     М а к с.  Спасибо. Я подумаю.

     А р с е н.  Из дурки выпустили? Так быстро? Вот, медицина, слушай!

     З а м и р.  Нет. Просто в дурдоме электричество кончилось. Больных лечить нечем.

     А р с е н (указывая на Макса). Сами вылечим.

     З а м и р  (Арсену, указывая на Макса). Вот! Живые деньги сами на ножках пришли, клянусь!

     А р с е н (Максу). Эй ты, блаженный, иди, откуда пришел. Иди, иди. Тихонько иди.

     З а м и р.  Те не понял! Берем его, держим в подвале. Папаша из сяу-ляу бабло выкуп переведет, не тебе, а в больницу за операцию. (Максу.) Ты не дрейфь. Мы тебя кормить будем… только без водки и сала, извини.

     Арсен и Замир пытаются схватить Макса. Тот умело сопротивляется. Ударом в живот сражает Замира, тем же приемом, что использовал как воин Золотой орды, выкручивает руку Арсена, отпускает. Арсен морщится от боли.

     А р с е н.  Откуда такие навыки?

     М а к с.  Из прошлого, брат, из прошлого. (Достает из кармана и показывает мобильный телефон.) Запись отправлю кое-кому, если надумаете меня в подвале закрыть.

     А р с е н.  Вали отсюда, пока мы тебя не убили вообще.

     М а к с.  О’кей (шагает прочь, останавливается. Арсену тепло искренне).  Не уезжай. Это не твоя война. Чужой ты у них. Не уезжай. (Шагая в глубине сцены, говорит в мобильный телефон.) Алло, отец? Вы еще спите, извини… Да, все нормально… Дед тоже… Как у вас… О’кей… Отец, никогда тебя не просил, а сейчас очень нужно… Спасибо… Я одну фамилию текстану, нужна операция, срочно… Да. Очень срочно… Правда?! Спасибо! Маму целуй. Пока.

     Гром. Молния. Гаснет свет.

Сцена девятая

     Декабрь 1812 года. Смоленск, подворье Успенского собора. Вьюга. Потрепанные жалкого вида наполеоновские солдаты (Дед и Замир) проходят из правой кулисы в левую. Слышна французская речь. На посту два французских солдата с хорошей выправкой. Жан (Макс) и Поль (Арсен).

     Ж а н.  Ничего не пойму. Мы же взяли Москву.

     П е р в ы й  ф р а н ц у з с к и й  с о л д а т  (З а м и р).  Сгорела Москва. Еле ноги унесли. Обозов нет. Жрать нечего. Одежда (показывает на себе.) – вот.

     П о л ь.  А Император?

     В т о р о й  ф р а н ц у з с к и й  с о л д а т  (Д е д).  Вива҅т, Император!

     П е р в ы й  ф р а н ц у з с к и й  с о л д а т.  Под Москвой почти всю армию уложили. Так-то, мон шер. Так-то. Арревуар, Ру҅ссия!

     Ж а н.  Когда этот Смоленск брали, такая молотилка была. Думал, страшнее уже некуда.

     П о л ь  (Жану.) Чего нам делать-то теперь, Жан? Кому подчиняться?

     П е р в ы й  ф р а н ц у з с к и й  с о л д а т.  Ногам своим подчиняйтесь, дураки.

     Ж а н.  Охранять этот храм нас поставил сам Император.

     В т о р о й  ф р а н ц у з с к и й  с о л д а т.  Повезло. Нас Император поставил – жопу отморозить под Москвой.

     П е р в ы й  ф р а н ц у з с к и й  с о л д а т. Его приказ мы выполнили – отморозили. (Солдаты смеются.)

     В т о р о й  ф р а н ц у з с к и й  с о л д а т.  От кого охранять-то?

     П о л ь.  От вас, например. 

     В т о р о й  ф р а н ц у з с к и й  с о л д а т.  Нам бы – хлеба кусок или луковицу.

     Ж а н.  Нет у нас. На посту, не видишь?!

     П е р в ы й  ф р а н ц у з с к и й  с о л д а т.  На посту они! Храму ничего уже не грозит. А вас на пельмени пустят. Заодно узнаете, что это такое.

     Ж а н.  Мы знаем.

     В т о р о й  ф р а н ц у з с к и й  с о л д а т  (махнув рукой, уходя). Ну и сидите здесь! Ай!

     Первый и второй французские солдаты бредут за кулисы.

     Появляется Фарида, одетая как русская женщина. На голове яркий платок. В руке – корзинка, накрытая тканью.

     Ф а р и д а.  Ей, герои! Пирожков вам отложила. Озябли, небось.

     Ж а н.  Спасибо, милая. Варвара, ты, вот что. Пока армия идет, побудь здесь. Надежнее.

     Ф а р и д а.  Какая это армия. Еле ноги тащат. Смотреть жалко. Все. Побежала.

     Ж а н.  Осторожнее там. Слышишь?

     Ф а р и д а.  Жетэ-э-эм! (Хохочет, убегает.)

Пауза.

     Ж а н.  Не пойду никуда.

     П о л ь.  Мы же солдаты, Жан.

     Ж а н.  Солдаты, разбитой армии.

     П о л ь.  Французы.

     Ж а н.  Мерси. Я помню.

     П о л ь.  Зябко (разминает конечности.) Должна быть смена караула, если придут вообще.

Пауза.

     Ж а н.  Не пойду никуда. (Пауза.) Ребеночек у нас будет. Хочу увидеть его.

     П о л ь.  Меня Клавдия тоже не отпустит. Властная такая. (Указывает вдаль.) А вот она. Нет. Это твоя.

     Ф а р и д а (кричит набегу). Эй! Спасайтесь! Мародеры идут. Наружные ворота прорвали.

     Слышны крики на французском.

     Ж а н  (Фариде).  Давай! Давай, быстро отсюда! Вон туда! Быстро! Чтоб твоего духу здесь!

     Ф а р и д а.  За мной! Быстрее. Запасной выход есть! (Исчезает.)

     Шум толпы нарастает.

     Ж а н.  Охранять! Мы поставлены – охранять. Людям нужен Храм. Они готовы умереть за веру! Людям нужен(!) Храм! Людям нужен(!) Храм. Людям нужен(!) Храм! (Кричит).  Отря-а-ад, к бою! Примкнуть штыки!

     Жан и Поль встают на колено, целятся из ружей, стреляют. Слышен ответный залп со стороны толпы. Поль падает. Жан устремляется в штыковую. Его сражает пуля. Падая, срывает с шеи талисман, сжимает в кулаке, взмахивает им. Гром. Молния. Гаснет свет.

Сцена десятая

     Макс прижимает руку к груди, куда попала французская пуля, морщится от боли.

     М а к с  (про себя).  Интересно, как Варвара его назвала, по-французски или по-русски? Интересно.

     Появляются Арсен и Замир. Увидев Макса, собираются ретироваться.

     М а к с.  Эй, приземленные!

     З а м и р  (вызывающе).  Чё?!

     А р с е н  (Замиру). Оставь. Больной человек, слушай.

     З а м и р.  Да, пошли отсюда. Пошли.

     Собираются уходить.

     М а к с.  Не любите меня, да?

     А р с е н  (оборачивается).  Не. Прям щас расцелуем.

     М а к с.  Чем это я(!) хуже вас, а? В компанию звали, нет?

     Арсен и Замир подходят ближе к Максу.

     А р с е н.  Хочешь с нами? Давай! Свинину жрать перестань.

     З а м и р.  Бороду отпусти.

     А р с е н.  Это, ну, обрезание сделай.

     З а м и р.  И айда к моему дедушке – Коран читать.

     А р с е н.  А? Слабо?

     М а к с  (после короткой паузы). Бороду, конечно, можно. Свинину терпеть не могу.

     З а м и р  (Арсену).  Гонит, клянусь. Он без сала минуты не проживет.

     М а к с.  Коран можно и на русском прочитать. Насчет обрезания подумаю.

     А р с е н.  Заодно подумай, почему на вашем Евровидении побеждает мужик с бородой в женском платье.

     М а к с.  Мне по҅фиг. Я телек не смотрю. Сплошной отстой. (После короткой паузы.) Я так и не усек, чем я хуже вас.

     З а м и р.  Чем?! А вот так можешь?!

     Арсен и Замир начинают танцевать зажигательную лезгинку. Максу нравится. В восторге он хлопает в ладоши в такт. Танец заканчивается. Пауза.

     А р с е н  (Максу).  Ну-у?

     Макс выходит на середину. Готовится сплясать. Звучит русская мелодия, сменяется на Хава Нагила, потом на французский шансон.

     М а к с.  Нет. Как вы — не смогу. Два : ноль. Респект! («Бьют» по рукам. Пауза. Арсену.) Она тебя не любит.

     А р с е н.  Э-э! Опять ты ничего не понял! При чем тут, «любит – не любит». Она как сестра нам. Наша.

     З а м и р.  А ты чужой. Чужой, понимаешь?!

     М а к с.  Нет.

     Арсен и Замир собираются уходить.

     А р с е н  (уходя).  Про Фариду забудь. Хочешь ее, — все по порядку: борода, обрезание, учеба у дедушки…

     М а к с  (добавляет).  Лезгинка.

     А р с е н.  Я не шучу! Если нет – извини.

     З а м и р.  Ты – один. Кроме дела – никого. Родители далеко и надолго. Вот и лезешь к нам. Не надо, да. Не надо. Уходи! Иди! Один иди, да!

     Арсен и Замир шагают прочь.

     А р с е н  (Замиру). Маму на операцию положили. Звонил кто-то. Лимит пробили.

     З а м и р.  Ну, чтобы только все прошло без проблем.

     Арсен и Замир исчезают.

     М а к с  (им вслед).  Один? Я не один! У меня родственников – во Франции, Испании и (тихо) в Израиле, может быть. (После короткой паузы.)  Сдалась мне ваша Фарида! Не нужна она мне! (Тихо.) Не нужна.

     Появляется Фарида.

     Ф а р и д а.  Знаю, что не нужна.

     М а к с  (восторженно).  Как ты его назвала, по-русски или по-французски?

     Ф а р и д а.  Не волнуйся. Я привыкну. Оставлю тебя в покое.

     М а к с.  На кой мне волноваться? Надо проведать нашего ребенка, идем!

     Ф а р и д а.  У тебя температура?

     М а к с.  Да. Был мороз, пурга. Мы промерзли на посту.

     Ф а р и д а.  Не провожай. (Уходит.)

     М а к с.  Больно надо.

     Ф а р и д а  (уходя).  Территорию огородили. Говорят, снесут мостик с трубой. Ищи другое место – червей копать. (Шагает прочь.)

     М а к с.  Фарида҅! (Фарида останавливается, медленно поворачивается к Максу.) Куда моя семья бежала из Мадрида?

     Фарида с улыбкой качает головой.

     Слышится приближающийся шум бульдозера.

     Макс проверяет, что талисман на месте — на шее, убегает. Гром. Молния. Гаснет свет.

Сцена одиннадцатая

     Великая Отечественная война. В помещении на полу цыганская семья (Дед, Замир, Фарида). Поют грустную цыганскую песню. Слышны отдаленные звуки боя.

     Появляются два автоматчика в немецкой военной форме: Отто (Макс) и Гельмут (Арсен).

     Песня замолкает. Цыгане напуганы. Пауза.

     Г е л ь м у т  (взводит затвор автомата). Ну, слава Богу. Я уж думал, не найдем. (Кивает Отто. Тот щелкает затвором автомата. Цыганам. Кричит.) Ауфштейн, быстро!

     Цыгане встают. Мужчины выступают вперед, прикрывая Фариду.

     Г е л ь м у т  (Отто). Патроны есть? Целься!

     О т т о.  Нет.

     Г е л ь м у т.  Что, «нет»?

     О т т о.  Патронов нет. (Отсоединяет магазин, показывает Гельмуту.)

     Г е л ь м у т  (передает Отто свой запасной магазин). На, держи! Ша҅йзе!

     О т т о  (вставляет магазин в автомат). Гельмут?

     Г е л ь м у т  (кричит).  Что еще, до҅нер ве҅тэр?!

     О т т о.  Давай отпустим.

     Г е л ь м у т.  Что?!

     О т т о.  Скажем, не нашли.

     Г е л ь м у т.  Кто-то другой найдет. И еще найдет жидовку, которую ты прячешь в сарае у мельника, найдет и за волосы притащит!

     Отто взводит затвор автомата.

     Г е л ь м у т.  Так-то лучше.

     Цыгане предлагают Гельмуту золотые побрякушки, приговаривая: «Битте! Битте!»

     Г е л ь м у т  (кричит).  Молчать!

     Цыгане начинают петь. Гельмут на грани истерики.

     О т т о.  Гельмут, ну?!

     Г е л ь м у т  (цыганам. Кричит). Ру҅э!

     Цыгане замолкают.

     Г е л ь м у т  (Отто).  Мою семью отправят в концлагерь, а меня (кричит.) в окопы – подыхать! (Пауза.)

     О т т о.  Они тоже хотят жить, Гельмут.

     Г е л ь м у т.  Я это запомню и передам куда следует!

     О т т о. Они – люди, Гельмут.

     Г е л ь м у т  (кричит). А мы – солдаты, которые должны выполнять приказ! (Кричит сильнее.) Шайзе! Шайзе! Шайзе! (Пауза.)

     О т т о.  Мы тоже люди. Сейчас многое в наших руках. Все. Для них – все. (Пауза.)

     Г е л ь м у т.  А моя семья – не в счет?!

     О т т о.  Посмотри (указывает на Фариду.) Запомни эти глаза. Как потом будешь смотреть в глаза жены, дочери? Как будешь с этим жить?

     Г е л ь м у т  (кричит). Фо҅ер! (Собирается стрелять. Отто пытается отобрать у него автомат. Мужчины-цыгане набрасываются на них, оглушают Гельмута, замахиваются на Отто.)

     Ф а р и д а  (кричит).  «Не-е-ет!»

     Цыган (Дед) забирает у Отто автомат, собирается уходить. Возвращается, сует в руки Отто автомат. Смотрят в глаза друг другу. Пауза. Кивает, исчезает вслед за остальными цыганами.

     Шум летящих самолетов. Свист падающей бомбы. Взрыв. Звон в ушах. Дым. Отто поднимается с пола, срывает с шеи талисман, взмахивает им, падает на землю. Гром. Молния. Гаснет свет.

Сцена двенадцатая

          Зал отправления аэропорта. Слышны объявления о посадке на рейсы.

     Макс и Фарида медленно шагают вдоль сцены. В руке ее чемоданчик на колесиках.

     Ф а р и д а.  Спасибо, что решил проводить.

     М а к с.  Так много надо сказать. Мы же с тобой…

     Ф а р и д а.  Казалось, школа никогда не кончится и вдруг…

     М а к с.  Да… Да. Знаешь, я, ведь…

     Ф а р и д а.  Ты был красив на выпускном.

     М а к с.  Танцевать вальс со мной не захотела.

     Ф а р и д а.  Не положено мне, ты же знаешь.

     М а к с.  Ну, вот опять началось: нельзя, не положено.

     Ф а р и д а.  Арсен и Замир так и не появились.

     М а к с.  Маму Арсена оперировали. Удачно, вроде.

     Ф а р и д а.  Зря не сказал, что это ты помог.

     М а к с.  Дружбу не покупают, не продают.

     Ф а р и д а.  Любовь – тоже.

     М а к с.  Я хотел тебе сказать, я…

     Ф а р и д а.  Не надо, Макс, не надо. (Пауза.)

     М а к с.  Не надо? Странно. Ты, ведь, туда и обратно? Кви҅ки?

     Ф а р и д а.  Макс…

     М а к с.  Я… Я буду ждать. Я встречу. Часы буду считать до твоего возвращения!

     Ф а р и д а  (скрывая слезы). Ты прости меня. (После короткой паузы.) Я не вернусь.

     М а к с.  Как, «не вернусь»?! (Пауза.)

     Ф а р и д а.  Родители отправляют меня домой, в Грозный. Подальше… от тебя. Я рассказала им. Не могла скрывать.

     М а к с.  Скрывать? Что скрывать?! Сейчас все в наших руках. Все! Надо решать, действовать! Я решил. Теперь – ты!

     Ф а р и д а.  Не так просто. Нельзя так у нас. Не положено.

     М а к с  (кричит). У нас, у вас, у них. Мы вообще знаем, кто мы?! Все это ерунда, отстой: нельзя не принято, свои, чужие! Это надумано! Это условности!

     Ф а р и д а.  Для тебя – условности. А другой за них умереть готов.

     М а к с  (после короткой паузы).  Нас пугают, что мы разные, и мы боимся. А бояться надо расставания с любимой, бояться делать то, что нельзя исправить! Так просто! Никто не хочет понять! Почему?! (После короткой паузы.) Постой, ты, ведь, совершеннолетняя и сама можешь решать…

     Ф а р и д а.  Нет!

     Макс разводит руками. Пауза.

     Ф а р и д а.  Прости. Нет.

     Слышится объявление аэропорта: «Заканчивается посадка на рейс 23 авиакомпании «Россия», выполняющий полет в Грозный. Оставшихся пассажиров просят срочно пройти к воротам номер двенадцать».

     Ф а р и д а.  Мне пора. Могу опоздать. (Грустно.) Чмоки-чмоки. (Уходит.)

Пауза.

     Слышен звук взлетающего самолета.

     Макс звонит по мобильнику.

     М а к с.  Алло, дед?! Я полный идиот! Лучше бы меня – на костре или медведь в пещере. Что мне делать, дед?! Какое домой, нафиг?! Она улетела! Навсегда, понимаешь! Чужой я для них, дед! Чужой! (Швыряет мобильник в сторону. Срывает с шеи талисман, в отчаянии взмахивает им. Гром. Молния. Гаснет свет. Музыка. Свет постепенно возвращается. Макс оборачивается и видит ее, стоящую с чемоданчиком на колесиках в руке. Макс и Фарида устремляются друг к другу, обнимаются.)

     Музыка. Гаснет свет.

Ришон Лецион

31.05.2019

21:30

Сведения об авторе

ЛеонАгулянский  родился в 1959 году в г. Ленинграде. В 1982 году окончил 1 Ленинградский медицинский институт.  В 1988 эмигрировал в Израиль. Работает урологом в собственной клинике. 

Член  Cоюза писателей России и Израиля, лауреат Премии им. А.П.Чехова (2009).  Член Гильдии драматургов Америкии  России. 

В настоящее время живет в Израиле и Соединенных Штатах. 

Автор романов «Нерусская рулетка», «Резервист», сборников повестей и рассказов: «Визит в Зазеркалье», «Параллельные кривые», «Решает мгновение», «Бег ради жизни»,  изданных в издательствах АСТ, «Русь» (Москва) и Beit Nelly Media (Тель-Авив, Израиль). 

Леон Агулянский известен в России, странах СНГ, США, Германии и Израиле как драматург, автор одиннадцати пьес, восемь из которых поставлены в России, Израиле, Литве, Беларуси и Казахстане. Спектакли по его пьесам являются лауреатами, театральных фестивалей в России, Израиле и Казахстане. Несколько пьес переведены на иврит, английский, французский и белорусский языки.

 Леон Агулянский — член жюри Международного театрального фестиваля «Смоленский ковчег» IV(2014),V (2016),VI(2018).  

Контакт:

E-mail: leonagulansky@gmail.com

Mob. +972505425893

Почт. адрес:

Agulansky Leon

11/33 Kapakh st

Rishon Letsion

Israel 757300

Берущая за душу проза Леона Агулянского реалистична по форме и романтична по сути. Язык его удивительно точен и чист. Автора интересует лишь главное в жизни: любовь и ненависть, смысл жизни и смерть, память и забвение.

Михаил ВеллерПисатель

Проза Агулянского лаконична и содержательна. В небольшом объёме сконцентрирована увлекательная история, достойная романа. Стиль отточен. В наш электронный век будущее за такой прозой

Александр Галибин Народный артист России

«Дирижер».
Минский областной драматический театр (Молодечно)

Леон Агулянский «Дирижер» Минский областной драматический театр (Молодечно) Режиссер и исполнитель Валерий Анисенко Премьера состоялась 25.02.18 Уникальная история дирижера из Франции Миши Каца легла в

Читать полностью »

«Любовь.Собак@Точка.RU»
Театр «Матара». Израиль.

Леон Агулянский «Любовь.Собак@Точка.RU» Театр «Матара». Израиль Режиссер Геннадий Юсим Музыка Аркадия Хаславского На сцене: Ирма Мамиствалова и Геннадий Юсим Как ни покажется странным, сюжет этой

Читать полностью »
Здравствуйте, Леон.